Категория: Он и Она

Он и Она. Часть 4

НЕ ВЕРНУТЬ

 

Она помнила тот день, когда он привел ее в свой захолустный дом где-то за краем города. То было за несколько недель — или месяцев? а может и лет? — до ее побега. Он пришел к ней еще счастливее, чем обычно, от чего ей стало плохо. Ей хотелось наброситься на него и разодрать его широкую улыбку идиота своими когтями, но она сдержала себя. Не без труда. Он обнял ее, поцеловал ее, начал кружить вокруг нее. Говорил, что собирается показать ей свой дом, который только что купил. Да, эти его слова она хорошо помнила. Как и все, что произошло после.

Он завязал ей глаза. Она не понимала зачем, но он сделал это. Говорил, это будет сюрприз. Она ненавидела сюрпризы. Но она позволила ему посадить ее в машину. Да и что такого мог придумать этот идиот? Ничего, в том-то и дело. Он всего лишь глупец, возомнивший себя важнее всего мира. Решивший, что ей не все равно.

Они ехали долго, поэтому она решила, что его дом находился за городом. Хотя она редко выходила из сада, она представляла, каких размеров было окружающее ее скопище великанов из железа и бетона и стоящих за ними кирпичных карликов. Люди в городе были суетливыми, вечно куда-то торопились. Она их ненавидела, но они ее не трогали. Они вряд ли даже знали о ней. Он был первый, кто пришел к ней. Когда такое случалось в книгах и фильмах, девушка влюблялась в мужчину и тот выводил ее в свет, показав, какой прекрасной может быть жизнь среди других. К сожалению, — или к счастью, она еще не решила — реальность не была фильмом или книгой, и этого не произошло. Вместо этого, ей стало только хуже.

Он провел ее — все еще с закрытыми глазами — в дом. Там плохо пахло. Пылью и старостью. Он сам был доовльно молод, так что, скорее всего, домом раньше владела какая-нибудь одинокая старуха, пережившая всех своих родственников и мечтающая сбежать от воспоминаний на далекую ферму. А он только и рад забрать подвернувшийся по дешевке дом. Должно быть, купил его только день назад, или даже сегодня, перед приходом к ней. Он не прибрался, не проветрил его. Отвратительно, другого слова не подберешь.

Они спустились по шаткой лестнице в подвал. Она не сопротивлялась.

Они прошли в холодную комнату. Она не сопротивлялась.

Только тогда он развязал ей глаза. Комната была темная, за исключением слабой лампочки, висящей под потолком на голом проводе, и пустая. Там была лишь помятая заплесневелая кушетка. Одного взгляда на нее хватило, чтобы представить режущий уши скрип полумертвых пружин. Окон в комнате не было.

Пока она оглядывалась, она услышала лязг металлической двери позади. Она обернулась. Его рядом не было. Он запер дверь и оставил ее в этой темной комнате.

Будь он проклят.

Его голос, приглушенный металом, сказал, что он не собирается долго ее здесь держать. Лишь пару дней, неделю максимум. Она вздохнула и села на кушетку. Как она и представляла, скрип матраца был очень похож на его голос. Она посмотрела на лампочку. Хотя бы свет здесь был. И на том спасибо.

Она не представляла, что он собирался с ней делать. Да и что он мог? Ничего, в том-то и дело. Этот идиот ни на что не способен. Уж в этом она была уверена.

Она не знала, сколько времени прошло, когда он вернулся. Он вошел в комнату и запер за собой дверь. На нем была странная одежда, плотно прилегающая к его далеко не самому привлекательному телу. На его лице сияла все та же улыбка полного идиота. Ей даже было его жаль. Немного.

Он подошел к ней и предложил ей сесть на койку. Она так и сделала. Он сел рядом и облизнул губы. Она почувствовала нарастающее волнение в груди. Что он задумал? Его блестящие глаза без устали бегали по всему ее телу, словно что-то искали. Словно он был готов ее съесть.

Он пытался говорить, но слюна заставляла его то и дело сглатывать. К тому же, он не следил за своими словами и нес бред. Было ясно, что «разговор» был для него всего лишь прелюдией к чему-то более крупному. К тому, ради чего он запер ее в этой комнате без единого окна.

Он положил на нее свои руки. Они были горячие. Он наклонился к ней. Его дыхание было быстрым и отвратительным. Он толкнул ее на койку и навалился на нее всем телом.

Тогда она начала сопротивляться. С ужасом она поняла, чего он хотел. И она не могла позволить ему сделать это.

Она царапала его и кусала, пыталась вырваться, но что-то в нем изменилось. Он был сильнее, чем она думала. Сильнее и быстрее. Возможно это идея, желание в его голове избавило его от всех человеческих пределов. А может, она просто его серьезно недооценила.

Когда он приступил к делу, она начала кричать. То был не крик о помощи, не вопль страха. То был яростный рев, содрогнувший саму основу старого дома. Она впилась в его кожу когтями, рвала его плоть и его горячая кровь брызнула ей на лицо. Но все было бесполезно. Он не останавливался. Наконец, она больше не могла сопротивляться. Она обмякла и позволила ему закончить начатое.

Когда все кончилось, она чувствовала, как все ее тело горело липким пламенем. Он тяжело дышал, но был доволен. Она же просто не могла двигаться. Он поднял ее на руки и отвез обратно в сад, где оставил под деревом и пообещал навестить через пару дней. Он был счастлив, она видела это в его глазах. Он получил то, чего хотел.

Она же была в шоке. Этот идиот понятия не имел, что натворил. Она задрожала и схватилась руками за свои плечи. Он не понимает, твердила она себе, просто не понимает. Может, он все поймет? Рано или поздно, он должен осознать содеянное, верно?

Но она знала, что этого не произойдет.

Он забрал часть ее. И эту часть уже не вернуть.

21.05.2015 в 13:26
Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

Al-Qadahr
Al-Qadahr
Было на сайте никогда
Читателей: 2 Опыт: 0 Карма: 1
все 2 Мои друзья